Еще одно детское сердце спасено

Ему с каждым днем становилось хуже. Врачи настаивали на срочной операции ребенка из Донецка. У полугодовалого Максима - врождённый порок сердца, который давал осложнения на лёгкие. Чтобы малыш стал здоровым, ему нужно было установить дорогостоящий имплант. Виктория Чистюхина продолжит.

Своих детей Евгения вынашивала в разгар военных действий на Донбассе. Когда носила под сердцем первого ребенка - в их дом попал снаряд.

Евгения Голдобина, мама Максима: Я была на девятом месяце беременная. После этого очень страшно было какое-то время на улицу выходить. И спать было страшно.

Выехать из родного города Голдобины не могли.

Вадим Голдобин, папа Максима: Нам просто некуда ехать, в Донецке у нас жильё. Была надежда, что всё это быстро закончится, весь кошмар. И живём этой надеждой.

После рождения второго малыша семье предстояло еще одно испытание. Врачи выявили у Максима порок сердца. Мальчик сильно страдал.

Евгения Голдобина, мама Максима: Носогубной треугольник синел. Также отдышка у малыша была. В пять месяцев поставили нам диагноз – открытый артериальный проток. Назначили медикаментозное лечение для поддержания сердца, и сказали, готовьтесь к операции.

Сыну требовалась срочно вживить имплант, который закроет проток в сердце. Он стоит десятки тысяч гривен. Таких денег у семьи нет. Сделать операцию взялись киевские медики. С просьбой приобрести окклюдер Голдобины обратились в Штаб Рината Ахметова. Там помогли. Перед операцией врачи осматривают малыша. Все показания в норме, до момента, когда он станет полностью здоровым, остались считанные часы.

Игорь Дитковский, кардиохирург клиники института сердечно-сосудистой хирургии имени Амосова: Здесь у нас не было времени, чтобы подождать, потому что у Максима была легочная гипертензия, давление в легких повышено, сердце увеличено – это было прямое показание к вмешательству.

Оперирует ведущий кардиохирург клиники института имени Амосова. Во время установки импланта Игорь Дитковский видит – ситуация не стандартная.

Игорь Дитковский, кардиохирург клиники института сердечно-сосудистой хирургии имени Амосова: Мы получили атипичную форму Баталова протока, но у нас было все необходимое оборудование благодаря Фонду и мы смогли выбрать именно тот окклюдер, который идеально расположился в этом атипичном баталовом протоке.

Операция длиться чуть больше часа и по ее окончанию врач сообщает родителям хорошую новость. Абсолютно здоровый Максим улыбается. А его родители уверены - самое страшное уже позади.

Евгения Голдобина, мама Максима: Быстрое восстановление после операции, полноценная жизнь. Хочу сказать большое спасибо, Ринат Леонидович, за вашу помощь!

Виктория Чистюхина, Валерий Рябченко. Для «Сегодня», канал «Украина».





Теги: порок сердца Окклюдер переселенцы Здоровое сердце Ринат Ахметов Гуманитарный штаб Максим Голдобин

Комментарии


Комментарии